Как Луи Пастер перепридумал вакцинацию

Как Луи Пастер перепридумал вакцинацию

Не был врачом, но научил мир лечить оспу и бешенство!

Есть некая ирония в том, что избавление от страшных болезней с помощью прививок в этот мир принёс человек, вообще не имевший медицинского образования. При этом число сделанных Пастером открытий было огромным, он стал родоначальником нескольких направлений в науке, которых ранее просто не существовало. Луи Пастер известен своими открытиями в областях ферментации и пастеризации. Известный как "отец микробиологии", он сделал значительные открытия и в области химии. Но прославился именно благодаря прорыву в развитии вакцинации.

Микроорганизмы и болезни гусениц

Пастер не сразу стал лечить людей, он начал издалека. Пять лет жизни учёный посвятил пебрине - болезни гусениц тутового шелкопряда. Этот проект помог Пастеру протянуть мостик между микробиологией и медициной. Впервые ему пришлось столкнуться в работе с патологией живых существ, наблюдать размножающиеся в них микробы и искать возбудителей болезней.

Стало очевидно, что как при брожении, так и во время многих болезней причиной процесса служат незаметные глазу микроорганизмы.

Годы напряжённой работы с пебриной совпали с трагическими обстоятельствами в жизни Пастера: две его дочери скончались от брюшного тифа, а самая младшая, двухлетняя Камилла, от опухоли печени. Все эти обстоятельства подорвали здоровье учёного, и в возрасте 46 лет у него произошло кровоизлияние в мозг. С тех пор он остался инвалидом: левая рука бездействовала, левая нога волочилась по земле.

Вакцины против сибирской язвы и куриной холеры

Личные трагедии только усилили желание Пастера искать причины заразных болезней. Склянки с плесенью в его лаборатории стали вытеснять пробирки со смертоносными бактериями, а сама лаборатория заполнилась клетками с птицами и подопытными животными.

Пастер открыл множество гноеродных микроорганизмов, в том числе таких широко известных возбудителей болезней, как стрептококк и стафилококк. Благодаря его открытиям в больницах стали проводить антисептические мероприятия. Однако свою задачу Пастер видел шире: он хотел, чтобы заразившийся сумел не заболеть.

Первыми шагами на пути к этой амбициозной цели стало создание вакцин против СИБИРСКОЙ ЯЗВЫ и КУРИНОЙ ХОЛЕРЫ. В то время уже был известен метод прививки неопасной формы коровьей оспы для выработки иммунитета от оспы человека.

Автор метода - английский врач Дженнер - назвал его «вакцинацией» от латинского названия коровы - vacca.

Пастер вместе со своими помощниками искал способ борьбы с СИБИРСКОЙ ЯЗВОЙ, предположив, что её возбудителем могут быть микроорганизмы. В своей лаборатории он смог выделить ослабленную бактерию, которая действовала по принципу оспенной вакцины Дженнера. Популяризации исследований помог открытый эксперимент. Пастер с командой молодых учёных в присутствии толпы крестьян, журналистов и ветеринаров ввёл вакцину 24 овцам, шести коровам и одной козе. Спустя две недели этим животным и такому же количеству непривитых животных ввели смертельную дозу бацилл сибирской язвы. Только вакцинированные животные выжили.

Кстати, именно Пастер экстраполировал предложенное Дженнером слово «вакцинация» для любых форм иммунизации.

Изучая КУРИНУЮ СЛЕПОТУ, Пастер и его сподвижники обнаружили, что при впрыскивании цыплятам старой культуры возбудителя болезни заражения не происходит. Зато, если потом ввести свежую культуру тем же цыплятам, они остаются здоровыми. Это открытие приписывают случайности (пробирка с холерной культурой была забыта на лето в термостате). Пастер всегда любил говорить, что счастье улыбается только хорошо подготовленному уму.

Однако есть и другая версия о тщательно спланированной серии экспериментов, осуществлённых соратником Пастера Эмилем Ру. Безусловно, частично парализованный Пастер во многом зависел от своей команды и как руководитель проекта мог ставить своё имя на открытиях, совершённых его ассистентами. Впрочем, помимо почестей, он навлекал на себя и критику за любые ошибки команды, ну а громкое имя служило залогом финансирования будущих исследований.

Бешеные псы и здоровые кролики

Главным достижением Пастера стала борьба с бешенством. Очень долго не удавалось выделить возбудитель этой смертельной болезни. Пастер предположил, что вирус бешенства слишком мал, чтобы его мог обнаружить микроскоп (электронные микроскопы, позволяющие увидеть вирусы, появились значительно позже). Во времена Пастера вирусами назывались любые болезнетворные микроорганизмы, наука того времени не знала, что этот класс возбудителей может размножаться, только внедрившись в живые клетки. Чисто интуитивно Пастер решил, что, если вирус не культивируется в искусственной среде, его нужно культивировать вместе со средой, в которой он существует.

Вместе с командой Пастер много месяцев заражал кроликов бешенством и препарировал их мозг.

Для заражения иной раз лично собирал слюну из пасти бешеных псов. В итоге был получен мозг, вытяжка которого обладала чудовищной вирулентностью, - так называемый virus fixe, фиксированный вирус бешенства. Заражённый мозг затем подвергли сушке в парах формалина, получив искомую вакцину. В итоговом эксперименте на здоровых кроликов натравили бешеных псов, а потом сделали кроликам прививки эмульсией высушенного вируса. Изодранные собаками зверьки выжили.

Тогда Пастеру пришла в голову мысль привить всех собак Парижа. Увы, это было неосуществимо на тот момент: слишком уж много их было. "Тогда почему бы не привить людей, уже укушенных больной собакой?", - подумал Пастер. Ведь если успеть ввести вакцину до того, как бешенство успеет поразить мозг, можно спасти людям жизнь.

В записях учёного зафиксировано:

"Я всё ещё не решаюсь попробовать лечить людей. Но это время уже недалеко. Мне хочется начать с самого себя, то есть сначала заразить себя бешенством, а потом приостановить развитие этой болезни - настолько велико во мне желание убедиться в результатах своих опытов".

Однако прежде чем Пастер решился на этот роковой шаг, в лабораторию обратилась убитая горем мать девятилетнего Жозефа Мейстера из Эльзаса, которого покусала бешеная собака. Выбор между смертью от бешенства или смертью от неизведанной вакцины был почти равнозначным. Пастер и несчастная мать выбрали вакцину и надежду. Следующим подопытным по тому же стечению обстоятельств стал 14-летний пастух Жупиль. Оба вакцинированных мальчика остались живы.

Успех закрепило спасение русских крестьян из Смоленской губернии, покусанных бешеным волком. По легенде, 19 человек две недели добирались во Францию пешком, зная два французских слова: «пари» и «Пастер». На самом деле они доехали на поезде и разместились в гостиницах. Средства на их отправку во Францию выделил сам император Александр III c подачи брата Владимира, ранее встречавшегося с Пастером в Париже.

Вакцинации русских крестьян помогали российские ученики Пастера - Николай Гамалея и Софья Каплан. Французы следили за судьбой «les mouzhiks russes», искали для них в Париже чёрный хлеб и солёные огурцы. Из-за непривычных для парижан полушубков новых пациентов Пастера воспринимали как дикарей в звериных шкурах. Удалось спасти 16 человек из 19. Тогда Пастер понял, что инкубационный период при укусе дикого животного короче, чем он думал. Нельзя оттягивать начало вакцинации. Нужно открывать прививочные станции в других странах для своевременного оказания помощи.

"У науки нет родины"

Первая за пределами Франции лаборатория, в которой начали проводить прививки против бешенства, была открыта в 1886 году в Одессе учениками Пастера Ильей Мечниковым и Николаем Гамалеей. Затем пастеровские станции появились в других городах. После достигнутого успеха в первый же год к Пастеру обратились 2682 человека.

В те далекие времена тоже были противники вакцинации, подозревавшие, что лаборатория Пастера скрывает свои неудачи. Поэтому было решено ежемесячно публиковать сведения о количестве больных, которым сделаны прививки. Врачи, которых Пастер выбрал себе в помощники, публично согласились подвергнуться прививкам в качестве доказательства их полной уверенности в безвредности вводимых препаратов.

Луи Пастер в своей лаборатории

Как результат, лаборатория Пастера перестала справляться с наплывом пострадавших. Возникла идея создания института по созданию новых вакцин, которую в народе заранее окрестили "дворцом бешенства". Деньги на создание Института Пастера собирали по подписке со всего мира. Так, например, 100 тысяч франков из личных средств внёс российский император Александр III. Общая сумма подписки достигла 2 586 680 франков, в то время как парламентом было отпущено всего 200 000 франков. Пастер и его сотрудники уступили Институту право продажи во Франции вакцин, приготовленных в их лаборатории.

В стенах института были созданы вакцины против чумы, жёлтой лихорадки, дифтерии и столбняка, в 1983 году там же открыли вирус иммунодефицита человека. Восемь сотрудников института в разное время удостоились Нобелевской премии.

Сам же Пастер недолго смог активно участвовать в работе института. Силы его покидали, и на своем 70-летнем юбилее он даже не смог прочесть речь, поручив это сыну. Великий учёный скончался в 1895 году в возрасте 72 лет. Вскрытие показало, что одно из полушарий его мозга было полностью разрушено после пережитых инсультов. По сути, все самые известные и значительные открытия он совершил, имея в активе лишь одно полушарие.

"У науки нет родины", - говорил своим ученикам Пастер. Свои открытия он принёс в дар не только Франции, но и всему человечеству.
2009- год - Официальный сайт © ГБУ РК НПП «ТАРХАНКУТСКИЙ»